Украинский вопрос. Часть 1

Сегодня мы находимся в сложнейшем положении, когда одна часть нации, сознание которой затуманено сепаратизмом, выступает агрессивно против другой. Тем не менее, отмеченные выше проблемы откровенно игнорируются политологами. Конечно, попытки выработать некий целостный подход к «украинцам» и их нынешней государственности имеют место в современной политологии, но всем им свойственны противоречивость, терминологическая путаница и (что наиболее удручает!) четко просматриваемая зависимость от русофобских схем так называемого «украинского национализма».

Лидер украинской Директории 1918-1919 гг. В.К. Винниченко жалуется на то, что сами «украинцы» высмеивали «все украинское: язык, песню, школу, газету, украинскую книжку». Причем «это были не отдельные сценки, а всеобщее явление с одного края Украины до другого». Весомый аргумент в пользу того, что народ, записываемый самостийником Винниченко в "украинцы", никакого отношения к таковым не имеет.

Но уже накануне самостийнического референдума (декабрь 1991 года) русских, выступавших за единство страны, преследовали и травили, нередко избивали. 30 октября произошло побоище в Политехническом институте в Киеве. С криками «мы вас сейчас окатоличим!», «кровью перекрестим всю Украину!», «москали!» сепаратисты пустили в ход кулаки, кастеты, баллончики со слезоточивым газом. Кастет стал аргументом за независимость. Русское и русскоязычное население региона превратили в граждан второго сорта. Так готовились к референдуму...

Где логика, и когда сформировалась «украинская нация»?

До татарского нашествия ни Великой, ни Малой, ни Белой России не существовало. Ни письменные источники, ни народная память не сохранили о них упоминаний. Выражения «Малая» и «Великая» Русь начинают появляться лишь в 14 веке, но  национального значения не имеют. Зарождаются они не на русской территории, а за ее пределами и долгое время были неизвестны народу. Пока татары не разрушили киевское государство, вся его территория значилась в Константинополе под словом «Русь» или «Россиа». Митрополиты именовались митрополитами «всея Руси» и резиденцией имели Киев, столицу Русского государства. Положение изменилось, когда Русские земли стали захватываться литовцами и поляками. Раньше всех была завоевана Галиция, и в целях отличия ее от остальной Руси, получившей название «Великой», эту в Константинополе стали именовать «Малой Русью» или «Малой Россией». Затем наступил черед остальных территорий южной Руси стать «малорусскими». Сам Киев, пока его не захватили литовцы, относился к «великой» Руси, но с 1362 года, будучи взятым Ольгердом, великим князем литовским, становится «Малой Русью».

Из византийских документов новые понятия, обозначавшие несколько «Россий», проникли в Русские, польские, литовские документы. Но знаменательно, что ни первые, ни вторые не знают национальных различий между их населением: везде оно Русское и только так себя самоопределяет. Когда после присоединения Малороссии и Белоруссии царь Алексей Михайлович стал именоваться «всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцем», это как раз и выражало идею объединения всего Русского народа, проживавшего на землях, некогда принадлежавших древней Руси и получивших после ее распада разные наименования. Ни Тургенев, ни Чайковский, ни один из деятелей русской культуры или государственности не подводились под рубрику «великорус». Не слышно было чтобы «Евгения Онегина» или «Мертвые души» называли произведениями великорусской литературы.

Чтобы убедиться в том, что в течение тысячи лет Русские оставались Русскими и никем более, обратимся к источникам интересующей нас эпохи.

В начальной Русской летописи записано под 6360 г. (соответствующим 852 г.) следующее: «Наченшу Михаилу царствовати, почася прозывати Русская земля... при сем цари приходиша русь на Царьгород». Имеется в летописях и «норманский вариант» происхождения Руси: «…имаху дань варязи (859), изгнаша варязи за море (862), от тех варяг прозвася Русская земля».

Еще более ранние известия о Руси встречаем в европейских и арабских источниках. Арабский географ Ибн Хордадбех (839) сообщает: «Что касается русских, а они суть племя славянское, то они направляются из самых дальних концов Саклаба (Славянщины) к морю Русскому (Черному) и продают там бобровые меха, горных лисиц, а также - мечи».

Очередной поход Русских на Константинополь (907): «…много зла творяху русь греком», - сообщает летопись. В 911 году князь Олег подписывает с Византией мирный договор. В нем говорится о «русских князьях», «русском законе», «русском роде», «русской земле»; применяется для отдельного человека слово «русин», во множественном числе – «русские», а как собирательное существительное встречается и слово "русь". В целом термин "русь" в этническом смысле употреблен 18 раз, в территориальном - 5 раз, формы "русский" и «русин» - по 7 раз. Арабский историк Масуди сообщает о походе Русских на Каспий в 910-е годы: «Суда русов разбрелись по морю и совершили нападения на Гилян, Дейлем, Табаристан, Абаскун».

В 944 году князь Игорь заключает новый договор с Византией. В нем мы встречаем все те же выражения: «русская земля», «русские князья», «русин», «русские» и «Русь». О поездке княгини Ольги в Константинополь и принятии ею христианства (957) читаем в летописи: «…благословенна ты в женах русских... благословити тя хотять сынове рустии». Принимавший Ольгу император Константин Порфирородный сообщает: «Русские соседят с печенегами и последние часто грабят Россию». Византийские авторы название «рус» писали как «рос», отсюда позднейшие «Россиа», «российский».

В летописи Гильдезгеймской (под 960 г.) сказано: «К королю Оттону пришли послы Русского народа». Князь Святослав в Болгарии так представляется византийскому императору: «Аз Святослав, князь Русский ... и иже суть под мною Русь». Перед решающей битвой с греками он обращается к воинам: «Не посрамим земле Русские».

Арабский писатель Яхья Антиохийский сообщает о браке Владимира и византийской принцессы Анны (987): «…и женился царь руссов на сестре царя Василия», вступив в родство с «князем русским», император укрепил свои позиции в борьбе за трон и одерживает победы совместно «с народом русским». Русский писатель конца 11 века монах Иаков пишет о крещении Руси: «…и просвети сердце князю русскыя земли Володимеру приати святое крещение и всю землю русскую крести от коньца до коньца». На актовой печати киевского митрополита Феопемпта (1037) имелась надпись: «Господи, помози Феопемпту митрополиту России».

Грамота папы Григория VII (1075) называет князя киевского Изяслава «государем Русских»; другая его грамота того же времени увещевает короля польского возвратить «государю Русских» Изяславу отнятые у него земли.

В «Поучении» Владимира Мономаха читаем: «Аз, нареченный в крещении Василий, русським именем Володимер». На его актовой печати надпись: «Печать Василия, благороднейшего архонта России, Мономаха». Галицкий князь Роман Мстиславович называется в Волынской летописи великим и «самодержавцем всея Руси». Константинопольский патриарх Герман выражает негодование (1228) тем, «что некоторые в русской стране приобретают куплей рабов... и возводят их по чину к священнодостоянию».

Источники, как иностранные, так и Русские. Что же мы увидели? В течение пяти столетий в качестве этнонимов для названия населения Руси используется ряд терминов: «русь», «русский род», «русин», «русские», «русы», «росы», «русский народ». Но в основе всех их лежат два ключевых слова – «русь» и «русский».

Именно так самоопределяли себя жители Руси в то далекое от нас время. Не называли они себя «малороссами», «великороссами», «восточными славянами», «южнорусской народностью» или «севернорусской», «россиянами» и уж тем более «украинцами». Все эти термины - изобретение нового времени, и с научной точки зрения не имеют никакого права на внедрение «задним числом» в предшествовавшие эпохи. Для установления истины нам важно то, что Русский народ изначально идентифицировал свою национальность как Русскую и не дробил, не делил ее ни на какие «ветви».

 

Украинский вопрос. Часть 2

  

автор:

Тимур Юламанов,

активист движения МОЛОДЫЕ