Так воевали герои

Иногда темы очередных публикаций возникают сами собой. Читаешь книгу на интересующую тему, но попутно узнаешь то, о чем непременно хочется рассказать. Вот так, читая воспоминания маршала М.Е. Катукова, и появилась идея рассказать об одном из героев Великой Отечественной войны. Не маршале и не генерале.
Это герой Советского Союза, танкист Александр Федорович Бурда.
Александр Федорович Бурда родился 12 апреля 1911 года в семье донецкого шахтёра в посёлке Ровеньки (ныне город в Луганской области). В 1932 году был призван в армию.
В 1936 году окончил в Харькове курсы по подготовке средних командиров.
22 июня 1941 года в 15-й танковой дивизии. В первые же дни войны получил боевое крещение — прикрывая отход своих товарищей, атаковал и разгромил немецкое танковое подразделение.
В  4-ю отдельную танковую бригаду будущего маршала Катукова  Александр Фёдорович Бурда  пришёл командиром роты. И вскоре стал одним из самых ценных ее командиров.
В ходе летних боёв 1942 года с танком Бурды произошла невероятная история.

Вот как ее описывал в своих мемуарах  маршал Катуков:
«В разгар боя машина Бурды выскочила на задворки села и вдруг командир увидел замаскированную в огородах и садах батарею противотанковых орудий. Немецкие артиллеристы тоже заметили танк Бурды. Снаряды загрохотали по броне тридцатьчетверки. И тут случилось почти невероятное: вражеский снаряд влетел прямо в канал ствола танковой пушки и разорвался внутри машины». М.Е. Катуков «На острие главного удара », С. 202
Последствия взрыва были ужасны. Водителю оторвало кисть руки, а сам А.Ф. Бурда был ранен осколками триплекса и раскаленной окалины прямо в лицо. Ранение было очень тяжелым: мельчайшие осколки попали в глаза. Было повреждёно глазное яблоко, но после успешной операции зрение удалось сохранить.
Прошло время, и танкист снова встал в строй. Во время битвы на Курской дуге, летом 1943 года, А.Ф. Бурда уже командовал танковой бригадой.  В этой битве наши танковые войска сумели остановить отборные немецкие танковые дивизии.  С  момента провала германской операции «Цитадель» война уже неотвратимо пошла на Запад.
Но эта последняя попытка Гитлера переломить ситуацию была сорвана очень дорогой ценой. Нужно сказать правду: наши танковые соединения в ходе битвы на Курской дуге понесли потери большие, чем противостоящие им германские танковые части.
Почему? Хуже воевали? Не было опыта?
Основная причина больших потерь кроется в другом: летом 1943 года немцы впервые массированно применили свои новейшие танки «Тигр» и «Пантера». Они превосходили боевые машины Красной армии по огневой мощи и бронированию. Расстояние, на котором немецкие танкисты могли расстреливать наши танки, многократно превышало расстояние смертельного удара по фашистскому «зверинцу».
Суворов – Резун, рассказывающий нам об «агрессивном Сталине», который собирался захватить всю Европу, постоянно в своих книгах старается показать советские танки новейшими и мощными, а немецкие — убогими и отсталыми. И в 1941 году это, отчасти, справедливо. Немецкие танковые командиры тогда «брали» умением маневрировать и применять танковые войска в качестве быстро передвигающегося и внезапно появляющегося тарана.
Но в 1943 году все было уже не так. Наши танкисты, лучшим танком которых оставался Т-34 с короткоствольной 76 — мм пушкой, оказались в тяжелом положении.
Ситуация изменилась в лучшую сторону через девять месяцев: только в апреле 1944 года 1-я гвардейская танковая армия Катукова получила Т-34, вооруженные новым длинноствольным 85 — мм орудием.
(Любопытно, что практически на всех памятниках-постаментах, где стоят русские танки, гордо «реет» именно такой «длинноствольный вариант» нашей замечательной машины: Т-34-85. Его легко узнать именно по длинному стволу орудия. Т-34 с короткоствольной пушкой на постаментах мне, лично, никогда не встречались.)
А летом 1943-го этих танков еще не было. Поэтому на Курской дуге цена за победу была заплачена немалая. В тот момент германские танки были лучше. Танки, но не танкисты.
Вот, что вспоминает маршал Катуков о тех грозных днях.
«Бурда переступил порог избы, еле держась на ногах. Небритое лицо его было черным от копоти и усталости. Гимнастерка в пятнах пота. Сапоги в пыли. Таким мы его еще не видели. Он, было, поднес руку к шлему. Но я шагнул ему навстречу, обнял и усадил на скамейку:
— Ну, рассказывай по порядку. Он облизнул пересохшие губы, попросил разрешения закурить. Глубоко затянувшись, начал:
— Товарищ командующий, потери...
— Без потерь на войне...
— Нет, таких не было...
Странно было слышать все это от такого командира, как Бурда.
— Ну, а каковы потери? — тут же вмешался Шалин.— Желательно знать цифры.
— О цифрах потом, — махнул я рукой. — Рассказывай, Александр Федорович.
И Бурда стал рассказывать. На их участке противник атаковал непрерывно. По пятьдесят — сто танков шли. Впереди «тигры», «пантеры».
— А с ними трудно, товарищ командующий. Бьешь по ним, а снаряды рикошетом отлетают.
— Ну и каковы результаты боя?
— Потери... Ужасные потери, товарищ командующий... Процентов шестьдесят бригады». М.Е. Катуков «На острие главного удара », С. 260
…Погиб А.Ф. Бурда в январе 1944 года, так и не дожив до появления нового Т-34. Причины его гибели для малознакомых со спецификой танковых войск прозвучат несколько странно. А ведь танкисты не только сгорали в своих боевых машинах, не только гибли от взрыва снарядов внутри танка...
Битва у Корсунь-Шевченковского «мешка», где нашей армии удалось разгромить массу гитлеровских войск, по своему сценарию напоминала Сталинград. Заваленные трупами прорывавшихся немцев заснеженные поля, привели к тому, что поначалу эту битву в нашей армии называли Корсунь-Шевченковским побоищем.
Одни немцы рвались из котла, другие пытались пробиться к ним снаружи кольца окружения. На острие, прорывая нашу оборону, шли все те  же «Тигры» и «Пантеры»
Двенадцать немецких танков вышли к командному пункту бригады, которой командовал Бурда. Противопоставить тиграм в тот момент можно было… только один танк.
Один Т-34 против 12 «Тигров». Командирский. Со старой 76- мм короткоствольной пушкой. Это значит, стрелять нужно с близкого расстояния. И тут главное умелый маневр. Именно это прекрасно знал и умел наш блестящий танковый командир.
Два немецких танка были подбиты. Но и в Т-34 Бурды попало несколько вражеских снарядов. Но броню они не пробили. А от сильных ударов внутри боевой машины посыпались броневые осколки. Они то и сразили Александра Федоровича…
А.Ф. Бурда был  посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Похоронен он в поселке Ружин (Житомирская область), там ему поставлен памятник.
Сохранили ли свои названия улицы имени  «Имени комбрига А. Ф. Бурды» и улицы «Героя Бурды» украинских городов и поселков?
Лежат ли сегодня цветы на могиле героя?

Горько и стыдно, что сегодня нельзя быть уверенным в этом.
 
P.S. Материал о другом нашем герое — генерале Карбышеве...