Шесть историй про шпионов, или Невероятные приключения Риббентропа в России

Воевать чужими руками всегда приятно. Преимуществ масса: потери несет чужая экономика, преступления совершает чужая армия. Деньги тратит другая держава, экономику истощает другой народ. А можно ли воевать и не напрягать этим экономику? Нет, так не бывает. Военные расходы тянут на дно любую успешную страну. Именно по этой причине всегда было важно вступать в войну последним. Посему, как ни крути, хорошо, когда воюет кто-то другой. Он закупает у тебя оружие и амуницию, продовольствие и товары. В условиях войны растут цены, загружены заводы, экономика развивается — у невоюющей страны, разумеется.
Но главное вовсе не это. Главное — золото плывет в нужном направлении. Для того чтобы запустить «печатную машинку» в мировом масштабе, чтобы наладить невиданный доселе выпуск ничем не обеспеченных денег, нужно было исключить возможность создания обеспеченной золотом валюты. Для этого необходимо было «выкачать» почти весь мировой запас желтого металла. Такую возможность давала мировая война — ее и готовили. Новая гегемония мировой валюты должна была увенчать эту невиданную войну, в которой всякая мощь, способная сопротивляться, будет перемолота. Миллионы европейцев должны погибнуть, чтобы все страны согласились отказаться от своего национального суверенитета.

Но есть одна проблема. Преимущества стояния в сторонке и вступления в борьбу в последний момент слишком очевидны. Так же, как и минусы тяжелой изнурительной войны. Потому дураков воевать «первыми» нет. Все хотят быть «вторыми». Что же делать в такой ситуации? Помогать становиться «первыми»...
...О пакте Молотова — Риббентропа слышал практически каждый. Вы не задумывались, почему все другие договоры называются договорами, а договор о ненападении между Германией и Советским Союзом упорно называют пактом Молотова — Риббентропа? И почему западные историки и наши либералы так упорно стараются замазать этот документ и историю его подписания черной краской? Потому, что этот договор перечеркнул сценарий глобальной войны, написанный в Лондоне. События пошли в совершенно другом направлении. Англосаксонский мир практически чудом сохранил свою гегемонию над планетой. И этим чудом оказалась безудержная англофилия германского фюрера...
Но давайте перейдем к фактам. Когда в очередной раз заголосят о вине Сталина за развязывание Второй мировой — о том, что именно пакт с Гитлером помог ей начаться, — вспомните, что все это ложь.
А факты таковы, что, изучая их добросовестно, просто невозможно обвинить СССР в развязывании Второй мировой. Так можно утверждать либо от незнания, либо от злонамеренности.
Лишь 1 апреля 1939 года Гитлер, не имевший до этого дня никаких планов войны против Польши, отдал приказ их разработать.  В принятом через десять дней плане «Вайс» была указана дата удара на Польшу — 26 августа 1939 года. То есть уже в апреле, когда между СССР и Германией не было проведено еще никаких переговоров, Гитлер собирался громить поляков, и собирался делать это в августе. В тексте гитлеровского плана есть такая фраза: «Вмешательство России, если бы она была на него способна, по всей вероятности, не помогло бы Польше...».  То есть в апреле 1939 года Гитлер прямо считал СССР потенциальным противником. Что это значит? Назначая дату начала войны, фюрер руководствовался вовсе не подписанием пакта с русскими, о котором в апреле 1939 года еще никто в Германии не мог и мечтать. СССР подписал договор о ненападении с Германией 23 августа 1939 года. Казалось бы, вот теперь Сталин развязал руки Гитлеру и тот начнет выполнять свой план удара по Польше. Нет, не так. Через два дня после подписания договора с СССР фюрер изменил планы, поменяв сроки намеченного нападения на Польшу. 25 августа 1939 года Гитлер перенес дату удара на 1 сентября 1939 года. После подписания договора в Москве фюрер изменил дату начала войны. ПОСЛЕ! Мы видим, что в определении сроков начала войны Гитлер постоянно руководствовался не договоренностями с СССР, а совсем другими резонами.
А теперь постараемся расставить все точки над «i». Зададим себе один прямой вопрос: облегчил ли Германии договор о ненападении, который заключил с Гитлером Сталин, задачу разгрома Польши? Честный ответ таков: разумеется, да. А теперь зададим себе еще один прямой вопрос: начал бы Гитлер войну с Польшей без договора о ненападении с СССР? Факты говорят также однозначно — начал бы. Подготовка к войне шла полным ходом и не зависела от переговоров с Кремлем.
Теперь еще пара вопросов. Какова главная задача государственного руководителя любой страны: благополучие собственной страны и народа или благополучие другой страны и народа? Что важнее для него: неучастие собственного народа в войне и ненападение на собственную страну или «мир во всем мире»? Честный ответ однозначен — глава государства обязан использовать все возможности, чтобы на его страну не напали. И так обязан поступать глава каждой державы.
Так о безопасности какой страны должен был думать и заботиться Иосиф Виссарионович Сталин? СССР, Польши или какой-то еще?
Сталин был обязан оберегать от нападения только СССР. Судьба Польши, которая была откровенно антирусским государством и до апреля 1939 года даже собиралась вместе с Германией воевать против России, не должна была его беспокоить. Для беспокойства о судьбе Польши у этой страны имелось собственное руководство. Которое поверило обещаниям Англии и Франции и сделало все, чтобы польско-германская война произошла.
Договор о ненападении СССР и Германии стал блестящим маневром русской дипломатии, которая сумела полностью спутать карты англосаксов и отменить нападение на Россию-СССР. То, что Гитлер позже на нас напал, объясняется не ошибкой или просчетом советского руководства, а иррациональным, непросчитываемым, просто невероятно глупым поступком фюрера. Война нашей страны на два фронта против Японии и Германии, как ее планировали в Лондоне, вообще не состоялась. Сталин сумел изменить написанный англосаксами сценарий будущего и не стать «первым», кто начнет воевать и истекать кровью. Это и есть главная причина того, что договор, подписанный Молотовым и Риббентропом, стал самым ненавидимым дипломатическим документом в западной историографии.
Раз уж заговорили, то за компанию разрушим пару самых зловредных мифов об этом договоре.
Миф первый: заключение договора с гитлеровской Германией было чем-то из ряда вон выходящим. Это неправда. Пакты — договоры с Гитлером — к августу 1939 года заключили Англия, Франция, Эстония, Латвия. Список этот можно продолжать и продолжать. Первой, кстати, стала... Польша. В 1934 году она подписала договор о ненападении с германским канцлером Адольфом Гитлером. Так вот, если наши польские соседи были первыми, то последней страной в этом списке стоит СССР. Ничего особенного в подписании договора с Германией не было. В 1939 году эта страна была признанным мировым сообществом государством, а ее руководитель — одним из ведущих мировых политиков. Вывод: СССР имел полное моральное и юридическое право подписывать договор о ненападении с Германией.
Миф второй: существование «секретных протоколов» к договору, которые подписали Москва и Берлин. Во-первых, наличие тайных статей договора или секретных договоров — нормальная дипломатическая практика всех времен. Их подписывали законные монархи и президенты, а не только злодеи или диктаторы. К примеру, русско-французский договор 1894 года, который подписали император Александр III и президент Франции, был полностью секретным. Его содержание было известно русским царям и президентам Франции, а парламент Франции не был знаком с его статьями. Секретным было соглашение 1905 года между США и Японией, которые по итогам Русско-японской войны поделили между собой сферы влияния в Азии. Япония отказывалась от агрессивных намерений в отношении Филиппин, а Штаты соглашались на право японцев присоединить к себе Корею.
Во-вторых, секретные протоколы к договорам в 1939 году имели и другие государства, а не только СССР или Германия. Например, гарантии Польше в апреле этого года, которые дала Великобритания, сопровождались секретным протоколом. Германские договоры с Эстонией и Литвой также содержали секретную статью. Она обязывала прибалтийские страны «по согласованию с Германией и в соответствии с ее советами осуществлять по отношению к Советской России все военные меры безопасности».
В-третьих, до сих пор нет убедительных доказательств того, что секретные протоколы к договору о ненападении с Германией вообще существовали. СССР признал их существование на II Съезде народных депутатов СССР,  после доклада комиссии во главе с «прорабом перестройки» Александром Яковлевым. Так вот ни в наших, ни в зарубежных архивах нет оригиналов этих пресловутых секретных протоколов. БЫЛИ продемонстрированы лишь «ксерокопии с ксерокопий». Однако твердый курс на разрушение страны уже тогда был взят Горбачевым и его подручными. Уничтожение истории России, ее очернение и фальсификация — важнейший элемент разрушения страны. Поэтому не нужно удивляться тому, что, несмотря на отсутствие оригиналов, комиссия посчитала «возможным признать, что секретный протокол от 23 августа 1939 года существовал».
Вывод: существование протоколов не доказано: Но даже если они реально подписывались, это было нормальным политическим и дипломатическим явлением.
Советский Союз не виновен в развязывании Второй мировой войны. В этом виновно руководство Германии, а также руководство Великобритании и США, которые на протяжении шести лет вкладывали в немецкую промышленность колоссальные суммы. Тут нужно сделать небольшое пояснение. Адольф Гитлер был поставлен во главу Германии Лондоном и Вашингтоном, иначе говоря — владельцами «печатной машинки». Задача — война с СССР, покорение колоссального пространства, огромных кладовых полезных ископаемых. И ликвидация опасного альтернативного варианта развития экономики. За это Германию обещали сделать равным партнером англосаксов за большим «мировым столом». Для того чтобы фюрер мог выполнить поставленную задачу, в Германию были влиты колоссальные средства, осуществлена поставка новейшего промышленного оборудования. Запад «боялся» и «не замечал» милитаризации Германии, которая за шесть лет (1933-1939) создала армию с нуля и вооружила ее новейшими системами. Для создания большой армии Гитлеру сдали Австрию и Чехословакию, а это миллионы призывников и огромные чешские военные заводы «Шкода».  Даже Польша была верным союзником Гитлера и готовилась вместе с ним напасть на Россию.
И в тот момент, когда нужно было выполнять задуманное, Гитлер начал свою игру. Вместо создания конфликта с СССР по поводу Украины он его разрешил. Ситуация была такова — получив все, что возможно, от Запада, Гитлер «свернул» с намеченного сценария, по которому в 1939 году обязательно должна была начаться война. Недаром американский журнал «Тайм» назвал Адольфа Гитлера человеком года в 1938 году.
Тогда Лондон решил чуть изменить стратегию. Англичане прекрасно знали, что Гитлер намеревается напасть на Польшу. И они вовсе не старались предотвратить это нападение. Идея была другая: немецкая армия, разгромив поляков, выкатывалась на границы СССР. Накал отношений, взаимная пропаганда между коммунистами и нацистами были гарантией того, что война между СССР и Германией обязательно начнется. Для того чтобы все получилось, необходимо было: 1) полякам обещать помощь, чтобы они стали неуступчивыми, а потом ее не дать; 2) Гитлеру дать обещания, что помощи полякам не будет, а он сможет получить «прощение», если после этого начнет воевать с русскими; 3) русским морочить голову и тянуть переговоры до того дня, пока Германия не нападет на Польшу.
Вот эти три линии английская дипломатия и гнула всю весну и лето 1939 года. Была еще и четвертая задача — приглядывать, чтобы русские вдруг не договорились с немцами. Поэтому при каждом усилении контактов Берлина с Москвой британцы немедленно активизировались...
А теперь перейдем непосредственно к истории подписания договора о ненападении между СССР и Германией.

Читать далее...